just bear

Делайте что хотите, но чтоб через полчаса в лесу было сухо, светло и медведь!

Previous Entry Share Next Entry
Очередное
just bear
medveditsa
Сама себе поражаюсь - ухитряюсь же действительно во время праздников еще и работать!.. Очень может быть, что приобрету наконец давно необходимое умение писать не тогда, когда хочется, а когда надо. Хотя джеклондоновские полторы тысячи слов ежедневно - это для меня всё равно непостижимо. ...С другой стороны, в дни активной переписки у меня примерно столько же выходило... (Пожимаю плечами.)
Статья, значицца, готова.


ЗЕЛЁНАЯ МИЛЯ

Лето 1999 года прошло для меня и моих друзей на Зелёной Миле - во многих смыслах: мы читали книгу сами, давали почитать знакомым, дарили её на дни рождения, и снова читали и перечитывали... И потом, когда собирались и обсуждали её, оказывалось, что плакал над книгой каждый. Даже наши мальчишки сознавались, что не могли сдержать слёз, и говорить об этом им было совсем не стыдно. Стивеном Кингом мы тогда увлекались все поголовно, и с восхищением открывали в нём вовсе не "короля ужасов", а писателя, умеющего в формат "ужастика", мистики вписать самые пронзительные откровения, глубокие идеи - гуманистические идеи, как бы странно это ни показалось на поверхностный взгляд...

Шаг первый.
Всё началось с того, что Ральф Вичинанца, литературный агент Стивена Кинга, как-то раз пригласил к себе в гости английского издателя Малькольма Эдвардса, и в дружеской беседе речь у них пошла о том, как когда-то Чарльз Диккенс публиковал свои романы по частям: либо в журналах, как водится и теперь, с продолжением, либо отдельными брошюрами. Они обсудили и то, какова могла бы быть судьба - коммерческая в том числе - современного романа, если бы его выпускали в свет по частям; и то, кто из писателей мог бы издать своё новое произведение таким образом. Эдвардс сказал, что, вероятно, это мог бы сделать Стивен Кинг. Затем идея эта была на какое-то время забыта, а потом Вичинанца вспомнил о ней и предложил Кингу принять участие в этом эксперименте. Оговорившись для порядка, что не считает себя современным Диккенсом, Стивен Кинг всё же взялся за написание романа, соблазнённый главным образом открывающимися возможностями: "именно в романе, печатающемся с продолжением, автор получает недостижимую в иных случаях власть над читателем. Попросту говоря, уважаемый Постоянный Читатель, вы не сможете заглянуть в конец и загодя узнать развязку. ...К тому же читают такие произведения более внимательно, так как каждый отрывок достаточно короток. Подобный роман нельзя "проглотить", даже если этого и хочется - а хорошие романы, изданные отдельной книгой, зачастую именно глотают".
Но если уж новый роман будут читать с особым вниманием, сюжет его тоже должен быть особым.

Шаг второй.
Ранее Стивен Кинг уже опубликовал повесть, действие которой происходило в тюрьме - это "Побег из Шоушенка", одна из повестей, вошедших в сборник "Четыре сезона". "Тема это очень благодатная, - признавал Кинг, - как раз для меня, и высказать мне удалось далеко не всё, что хотелось". Поэтому Кинг вернулся к тюремному антуражу и сосредоточился на давно волновавшем его предмете: электрическом стуле. "Каково это, гадал я, пройти последние сорок ярдов к электрическому стулу, зная, что на нём тебя ждёт cмерть? А что ощущает человек, который должен привязать осуждённого к электрическому стулу... повернуть рубильник? Что делает с человеком такая работа? Сводит с ума?"
Итак, дело происходит в 1932 году (в фильме – в 1935), повествование идёт от лица Пола Эджкомба, старшего надзирателя тюремного блока смертников. Зелёной Милей прозван коридор блока, покрытый ярко-зелёным линолеумом – по нему приговорённые проходят свои последние шаги к «Старой замыкалке», электрическому стулу. Какой бы страшной ни казалась работа охранников, кто-то должен делать и её; всё, что могут Пол и несколько его подчинённых – это именно исполнять свой служебный долг как можно более корректно и профессионально. «Всё должно быть тихо и спокойно на Зелёной Миле, - говорил Том Хэнкс, сыгравший роль Пола, о своём персонаже, - до тех пор, пока не придет время, когда он берёт человеческое существо и, как можно официальнее, препровождает его в небытие». На счету у Эджкомба семьдесят восемь проведённых казней, и кажется, что он повидал уже всё; но в один прекрасный день в его блок привозят нового осуждённого – чернокожего гиганта Джона Коффи, обвинённого в зверском убийстве двух маленьких белых девочек. Очень скоро Пол понимает, что Коффи не только невиновен, но и обладает чудесной способностью исцелять любые болезни людей и животных. «Это потрясает до основания его веру в собственную способность выполнять свои обязанности», - поясняет Том Хэнкс. Доказать невиновность Коффи невозможно. Приговор должен быть приведён в исполнение.
Такой появилась на свет "Зелёная миля" - пройденная читателями, как и задумывалось, через шесть последовательно публикуемых частей, с апреля по сентябрь 1996 года. "Критикам представилась возможность пнуть меня шесть раз вместо одного", - посмеивался Стивен Кинг, но в целом был весьма доволен результатом. Читатели, пролившие над книгой немало слёз сострадания к её героям, тоже были в восторге. А режиссёр Фрэнк Дарабонт знал, что будет экранизировать эту книгу, еще до того, как прочёл первую опубликованную часть – Кинг описал ему сюжет по телефону. "Это звучало фантастично, - говорил позже Дарабонт. – Я услышал от Стивена о самом сюжете, но был вынужден ждать выхода каждой новой части, как и все другие".

Шаг третий.
Для Фрэнка Дарабонта, потомка венгерских эмигрантов, это был уже третий кинопроект, основанный на произведениях Кинга. Первой режиссёрской работой Дарабонта стал короткометражный фильм «Женщина в комнате» (1983), основанный на рассказе Стивена Кинга из сборника «Ночная смена». Кинг об этой экранизации отзывался положительно, но прошла она настолько незамеченной, что некоторыми источниками даже не упоминается в фильмографии Дарабонта. Официально дебютом Дарабонта в качестве режиссёра (гораздо чаще он выступает в роли сценариста) считается «Побег из Шоушенка» - настоящее событие в мире кино конца ХХ века. Блестящий актёрский состав (на высоте были не только Тим Роббинс и Морган Фримен в главных ролях, но и исполнители даже самых маленьких эпизодов), прекрасная операторская работа, и написанный, разумеется, самим Дарабонтом сценарий, передающий на экране историю многолетней борьбы человека, ложно обвинённого в убийстве, за свою свободу и человеческое достоинство – всё это было очень высоко оценено не только зрителями, но и профессионалами: «Побег из Шоушенка» получил семь номинаций на «Оскар» и огромное количество других призов и номинаций. Совсем недавно посетители крупнейшего в мире веб-сайта Internet Movie Database (www.imdb.com), который ежемесячно посещает более 30 миллионов человек, выбрали «Побег из Шоушенка» лучшим фильмом последних 15 лет – позади остались даже такие культовые произведения, как «Криминальное чтиво» и «Бойцовский клуб», 2-е и 3-е место соответственно. Понятно, что для экранизации «Зелёной мили» не было человека более надёжного и достойного, нежели Фрэнк Дарабонт, умеющий в своих фильмах сохранить главное послание тюремных историй Стивена Кинга. А оно содержит не только воспевание силы духа невинно обвинённых и подвергнутых наказанию людей, но и «милость к падшим» – требование неравнодушия и милосердия к тем, кто несёт своё наказание вполне заслуженно (как большинство персонажей «Побега из Шоушенка»), но сохраняет в себе человеческую душу.
Подготовка к съёмкам велась с той тщательностью, которая бывает присуща только искренне преданным своему делу и глубоко вдохновлённым людям. Фрэнк Дарабонт скрупулёзно воссоздавал атмосферу 30-х годов прошлого века. К работе была привлечена Джессика Дрейк, одна из лучших в Голливуде специалистов по языку – она учила актёров говорить с тем акцентом, который был присущ речи жителей Луизианы в 30-е годы: «Я обратилась к речи пожилых людей. Собрав материал, я разбила произношение на фонетические единицы и записала, как записывают ноты или звуки. Потом я нашла общие зависимости, шаблоны и поняла, что нужно делать актерам, чтобы звучать именно так». Карен Вагнер, автор костюмов, столкнулась с другой сложной задачей: в 30-х годах охранники в тюрьмах еще не носили униформу, а Дарабонт хотел визуально подчеркнуть разницу между охранниками и заключёнными - иначе, по мнению режиссёра, «взаимоотношения между Полом и Коффи не были бы так пронзительны». Изучив множество архивных фотографий, Карен создала «нечто среднее между военной, полицейской формой того времени и униформой охранников Синг-Синга». Художник-постановщик Теренс Марш создал декорации тюремного блока во всех деталях, поразив пришедшего на съёмочную площадку Стивена Кинга: «Он сказал, что это примерно как очутиться внутри собственной головы, в мире собственного воображения, - вспоминал режиссёр. - Нет высшей похвалы, которую мог бы дать автор любой книги». Осмотрев несколько старых электрических стульев в разных тюрьмах, Марш на основе увиденного создал собственную модель, следуя описанию, данному в книге. Стивен Кинг отважился посидеть на ней, но, едва оказавшись на жёстком сиденье, с руками, плотно пристёгнутыми к подлокотникам, немедля запросился на волю…

Шаг четвёртый.
Подбор актёров не составил труда – все, кого Дарабонт хотел видеть в своём фильме, соглашались без малейших колебаний, как только получали сценарий. «Иногда пока ты пишешь сценарий, ты представляешь себе какого-то актера в той или иной роли, но на самом деле мне очень редко удавалось привлечь именно тех, кого я имел в виду, - признавался Фрэнк. - Если хотя бы один согласился, - считай, тебе повезло. Но в этот раз мы собрали потрясающий актёрский состав". Актёры в один голос восторгались сценарием, увлечённые яркостью персонажей и эмоциональной глубиной сюжета. Для Майкла Кларка Данкана (Джон Коффи) его роль стала грандиозным прорывом в карьере: «Я привык играть больших крутых парней, типа телохранителей. Я никогда не получал ролей, подобных Коффи. Я начал читать роман и не мог оторваться. Эмоции переполняли меня. Когда я закончил, то сказал: да, это я. Мне всё равно, чего мне это будет стоить, но я должен получить эту роль». Том Хэнкс, потрясённый «Побегом из Шоушенка», комментировал своё согласие на участие в «Зелёной миле» так: «Обычно я путаюсь у режиссёра под ногами, пытаясь добиться от него разъяснений относительно мотивации, которая движет моим персонажем. В случае Пола Эджкомба логика его поступков не вызывает сомнений». Стивен Кинг, узнав, что на роль Пола Эджкомба взят Том Хэнкс, с трудом поверил в такую удачу: «Том подходил, как разношенный башмак. Когда Фрэнк назвал мне его имя, я подумал, что это слишком хорошо, чтобы быть правдой».
Кроме явно положительных персонажей в фильме есть и явные злодеи, и самым примечательным является Дуг Хатчинсон в роли Перси Уитмора, одного из охранников в блоке смертников. В книге это человек, «который ходит в зоопарк не смотреть на животных, а кидать в них камни», убеждённый садист, состоящий в родстве с губернатором и потому уверенный в своей безнаказанности. «Этот парень жесток, беспечен и глуп. Скверное сочетание в таком месте, как это», - сетует Пол Эджкомб. Молодой подонок Перси способен не только растоптать мышонка, ставшего единственным другом для одного из заключённых, но и, нарушив процедуру казни (намеренно не смочив водой губку, через которую в голову приговорённого поступает электрический ток), обречь человека на адские мучения просто чтобы посмотреть, что будет. Однако в минуту реальной опасности он оказывается – неудивительно – жалким трусом и мочит штаны, как перепуганный ребёнок. Несмотря на омерзительность типажа, актёрская работа Хатчинсона восхищает, он отлично передаёт агрессивность, тупость, самодовольство и явную душевную недоразвитость своего персонажа (а костюмер к тому же одел его в пронзительно скрипящие на каждом шагу башмаки, подчеркнув «талант» Перси действовать на нервы всему живому). Да еще и этот вечно приоткрытый рот, тупость и жестокое любопытство в глазах – ловишь себя на том, что внешне Перси поразительно напоминает какого-нибудь поволжского гопника. Благодаря этому персонажу возникает устойчивая перекличка «Зелёной мили» с другим величайшим фильмом – «Пролетая над гнездом кукушки». Тема злоупотребления той властью, которую получают люди определённых профессий (охранники тюрем, персонал психбольниц, детдомов и т.д.) над другими, по определению ограниченными в правах или физических возможностях, безусловно, напоминает нам о Матушке Гнусен; а чтобы подчеркнуть эту связь, в доме престарелых, где состарившийся Пол Эджкомб вспоминает всю рассказанную в «Зелёной миле» историю, слышна та же самая мелодия, что непрерывно звучала над головами героев фильма Милоша Формана…
Говоря об актёрах «Зелёной мили» нельзя забыть еще одного героя – ручного мышонка, чья гибель под башмаком Перси и волшебное воскрешение в ладонях чернокожего гиганта вызывают потоки зрительских слёз чуть ли не бoльшие, чем печальная судьба Джона Коффи. Известно, что даже самому талантливому артисту очень трудно переиграть животное, так что Мистер Джинглес, ловко катающий по полу катушку от ниток и скрашивающий последние дни своего хозяина, выглядит равноправным партнёром в окружении голливудских актёров.

Шаг пятый.
Усилия режиссёра и всей его команды не пропали даром – «Зелёная миля» была удостоена четырёх номинаций на «Оскар» и многих других призов. Но всё же, несмотря на успешную прокатную судьбу и по праву занятое «Зелёной милей» место в первой двадцатке фильмов 90-х, реакция публики и критиков на новую совместную работу Стивена Кинга и Фрэнка Дарабонта была несколько прохладнее, чем прежде. Главную слабость фильма видели в том, что персонажи его слишком легко делятся на плохих и хороших; при всей зрелищности и трогательности картины, рассказанная в ней история проста и однозначна, как детская сказка (но, конечно же, очень мудрая и захватывающая сказка). Все злодеи наказаны, все добрые люди вознаграждены. Отчасти разрешается даже вставшая перед Полом Эджкомбом мучительная проблема: он страдает от того, что ему придётся исполнить приговор в отношении Джона Коффи, - то есть, попадает в классический конфликт служебного долга и совести. «Когда я предстану перед лицом Господа нашего и Он спросит меня, почему я убил одно из Его истинных чудес, что я скажу? – растерянно спрашивает Пол. – Что это была моя работа? Моя работа?..» «Ты скажешь Господу, что поступил милосердно, - отвечает Джон Коффи. - …Потому что я хочу, чтобы это закончилось. Я устал, босс. Устал быть одиноким, как воробей под дождём… А больше всего я устал от того, как ужасно люди поступают друг с другом. Устал от всей той боли, что я чувствую и слышу в этом мире каждый день. Как будто в моей голове кусочки битого стекла всё время…» Для Пола (и для зрителей) это слабое утешение, но всё-таки оно прозвучало.
Итак, по окончании фильма не остаётся открытых тем и неразрешённых вопросов. Считать ли это и в самом деле недостатком?..
Похоже, что российским кинозрителям так совсем не кажется: в России «Зелёная миля» намного более любима и популярна, чем «Побег из Шоушенка». Может быть, именно из-за зрелищности и сказочности – да еще и потрясающий ручной мышонок; а может, и из-за того, что судьба невинно приговорённого вообще ближе нашему восприятию, мы традиционно охотнее жалеем обиженных и беззащитных, чем радуемся и гордимся подвигом преодоления, победой героя. «Зелёная миля» почти не предлагает нам примеров, которым можно было бы следовать, вернее, делает это очень неявно, ненавязчиво; она проверяет прежде всего наш запас сопереживания, справедливости и милосердия.

Шаг шестой.
«У нас есть такая шутка: поскольку два моих первых фильма были о тюремной жизни, то теперь моя режиссёрская карьера не продолжится, пока Стивен не напишет еще одну тюремную историю», - так Фрэнк Дарабонт отшучивался в ответ на вопросы о том, почему его столь блестяще начатая карьера режиссёра находится теперь в простое. После «Зелёной мили» он снял только фильм «Мажестик» в 2001 году, впервые представив зрителям Джима Кэрри не как комика, а как серьёзного драматического актёра. Сейчас Дарабонт пишет сценарий для экранизации книги Рэя Брэдбери «451° по Фаренгейту» и, вероятно, сам будет режиссёром, но этот проект намечен только на 2007 год. Кроме того, ходят слухи, что Фрэнк Дарабонт начал переделывать в киносценарий роман Стивена Кинга «Туман» - хоть он и не из тюремной жизни. Как говорится, Бог любит троицу: возможно, сотрудничество писателя и режиссёра всё-таки не закончилось на «Зелёной миле».

Книга: Stephen King, “The Green Mile”, 1996. Стивен Кинг, «Зелёная миля», Москва, Издательство АСТ, 1999 г.
Фильм: “The Green Mile” / «Зелёная миля», 1999 г.

  • 1
Спасибо большое, я читала статью с огромным интересом!

И тебе спасибо. :)
Там есть шикарный ляп по содержанию, ЛОЛ, вот придут Шарлотта или ЛесМист - они меня живо на чистую воду выведут. ;) Но пусть остаётся так, из-за ограничений по объёму текста исправить не представляется возможным.
ЖизнЯ журналистская собачья, а вы думали... %)

для меня в статье по любому было столько новой и интересной информации,что никакой шикарный ляп значения не имеет)))

Статья замечательная!
эээ, наверное, я сильно расслабилась за новогодние выходные.... но ляпа не заметила. Меня тапками будут пинать или объяснят, где он? Ляп? :)))

  • 1
?

Log in

No account? Create an account