just bear

Делайте что хотите, но чтоб через полчаса в лесу было сухо, светло и медведь!

Previous Entry Share Next Entry
(no subject)
just bear
medveditsa
Журнал, в котором я с недавних пор, вроде бы, :) работаю (и Ру_Галочкин тоже, кстати), называется "Меценат". Он только что родился в нашем городе в результате очередного культурного бунта той части местной журналистики, которую "среда заела". Им хочется сеять разумное, доброе и вечное здесь, где газета "Жизнь" пользуется чудовищной (во всех смыслах) популярностью. Безумству храбрых поём мы песню. Я им свои песни покамест пою о шедеврах кинематографа да еще о чём попросят. ;) Когда эти романтики сотворят Интернет-версию своего издания (обещали после выхода второго номера), я сюда поставлю ссылку. А пока просто третья серия моего кино-книжного проекта.


"Заводной апельсин"

В начале 1991 года журнал "Юность" опубликовал роман Энтони Бёрджесса "Заводной апельсин" - впервые на русском языке. Не совсем на русском, впрочем – специфический язык персонажей книги, самостоятельно созданный Бёрджессом из русских слов, написанных латиницей, переводчик попытался заменить давно прижившимся в СССР молодёжным сленгом, использующим английскую лексику. Кроме того, вполне в духе советских времён, кое-где текст был откровенно "подтянут" в нужную идеологическую сторону и сильно сокращён. Сейчас, сравнивая ту публикацию с нормальным изданием книги, можно только поморщиться. Но тогда, даже и в таком виде, "Заводной апельсин" производил ошеломляющее впечатление, о нём невозможно было перестать думать. Этот роман растаптывал все стереотипы и швырял в лицо моральные противоречия с той же неконтролируемой яростью, с какой бесчинствовали его персонажи. В редакционном предисловии упоминалась знаменитая экранизация романа, и это поражало еще больше, поскольку казалось, что экранизации книга не подлежит: перенести на экран всё то насилие, которым наполнено повествование, решительно невозможно, да просто нельзя, а без него тем более невозможно, поскольку насилие по существу является главной составляющей сюжета. Фильм Стэнли Кубрика "Заводной апельсин" мне удалось увидеть намного позднее - и удивление возникло уже по другому поводу... Но - всё по порядку.

"Весь этот kal".
Банда подростков, Алекс и три его druga, по ночам развлекаются грабежами, погромами, изнасилованиями и войнами с другими такими же подростковыми шайками. Вломившись в очередное мирное жилище, Алекс избивает хозяйку дома до смерти и, подставленный членами своей шайки, попадает в руки полиции. Оказавшись в тюрьме, Алекс соглашается пройти курс "лечения" от жестокости - лечение заключается в том, что ему вводят специальные препараты, вызывающие тошноту и мучительные боли, и одновременно демонстрируют видеозаписи всевозможных сцен насилия. Таким образом у Алекса вырабатывается отрицательный условный рефлекс при одной только мысли об агрессии или сексе. Оказавшись на свободе, Алекс становится беспомощной жертвой всякого, кто захочет напасть на него, включая его бывших дружков. Избитого и брошенного всеми, его подбирает лидер группы диссидентов, борющихся за отмену метода "излечения" преступников - однако вскоре он узнаёт в Алексе того самого бандита, который когда-то искалечил его и стал причиной смерти его жены. Желание отомстить оказывается сильнее стремления защищать права человека...

"Не лучше ли троим из нас слегка porezvittsia".
Английский писатель, критик и преподаватель Энтони Бёрджесс написал за свою жизнь более полусотни книг и несколько сотен статей, критических работ и биографий. Когда врачи сообщили Бёрджессу, что у него опухоль мозга, он стал работать еще быстрее и в срочном порядке написал несколько книг, чтобы доходы от их публикации могли обеспечить его жену, когда его самого не станет. Потом выяснилось, что врачи ошиблись. Как это часто бывает, о завоевавшем всемирную популярность "Заводном апельсине" - который и был в числе тех в спешке написанных книг - Бёрджесс позже отзывался как о не самом лучшем своём романе. Поверить в то, что эта книга была написана наспех, очень трудно. Во-первых, Энтони Бёрджесс, как уже упоминалось, изобрёл "язык надцатых" ("nadtsatyje - это те, кто раньше назывался тинейджерами"), наполнив роман malltshikami, вечно держащими при себе nozh, tsepp и britvu, и всегда готовыми устроить krasting и dratsing в духе "старого доброго ультра-насилия". Термин "ультра-насилие" позже попал в словари, но сначала словник потребовался самой книге, поскольку англоязычные читатели увязали в россыпи русифицированного сленга. Во-вторых, стиль книги великолепен, повествование, которое ведётся от лица главного героя, обладает безупречной динамикой и точностью, иногда становясь поэтичным до музыкальности - собственно, именно в тех эпизодах, где речь идёт о музыке, об обожаемом Алексом "Людвиге ване", Бетховене. Поистине, это слишком хорошо, слишком ярко и мощно, чтобы оказаться написанным в спешке, и остаётся только восхищаться литературным талантом Бёрджесса.
В 1971 году за экранизацию романа берётся Кубрик. Рождённый в Нью-Йорке; закоренелый двоечник, но одарённый шахматист; получивший от отца на свой 13-й день рождения фотоаппарат в подарок и в 17 лет принятый на место фотографа в журнале "Look"; до 19-ти лет не прочитавший ни одной книги по собственному желанию - Кубрик, безусловно, наделён всеми фактами биографии и странностями, необходимыми классическому слегка сумасшедшему гению. И это только до начала его кинокарьеры, позже соответствующих фактов и странностей стало еще больше. Перейдя от фотографии к кинематографу, Кубрик некоторое время пытался совместить свои представления о том, как делается кино, с требованиями Голливуда и даже был приглашён актёром и продюсером Керком Дугласом в качестве режиссёра для съёмок "Спартака". Культовый статус фильма, актёрский состав немыслимой звёздности (Керк Дуглас, Лоуренс Оливье, Питер Устинов), четыре "Оскара" - казалось бы, о чём еще мечтать. Но сопровождавшая съёмки "Спартака" непрерывная война со съёмочной группой и амбициозным продюсером за право самовыражения окончательно разочаровала Кубрика в правилах игры, предлагаемых Фабрикой Грёз, и он переселился в Великобританию, где и снял все свои последующие фильмы, один другого скандальнее и гениальнее. Как ни старался Кубрик втиснуть экранизацию "Лолиты" Набокова в строгие цензорские рамки, сюжет, естественно, оставался ужасающе аморальным для публики начала 60-х. Следующим фильмом была "Космическая одиссея 2001 года", ставшая классикой и на много лет вперёд установившая стандарты для научной фантастики на киноэкране. И вот "Заводной апельсин" - повергший почтенную публику в еще больший шок, чем история набоковской нимфетки.
Кубрик утверждал, что если бы Малькольм Макдауэлл не согласился на роль Алекса, фильм бы не состоялся. Съёмки "Заводного апельсина" стоили Макдауэллу немалых неприятностей: ему едва не переломали рёбра, его чуть не утопили, а на съёмках сцены, где Алекса заставляют смотреть сцены насилия на экране, удерживая его глаза открытыми с помощью металлических распорок, Макдауэлл заработал повреждение роговицы глаза и панический страх перед любыми глазными каплями. Пришлось актёру пострадать и от странностей режиссёра: Кубрик и Макдауэлл очень подружились за время съёмок, однако это близкое общение не помешало Кубрику вычесть из гонорара своего актёра плату за те часы, когда они вдвоём играли в настольный теннис, а когда съёмки были окончены, Кубрик больше ни разу не позвонил своему другу. Кроме прочего, узнав, что Малькольм боится змей, Кубрик немедленно ввёл в фильм домашнего питомца Алекса - ручного питона; но надо сказать, что именно когда Алекс возится со своей змеёй, он наконец начинает выглядеть всего лишь 14-летним подростком. Самому Макдауэллу на момент съёмок было 28 лет, и его разница в возрасте с персонажем если и заметна, то натяжкой всё-таки не кажется. Алекс - это словно уменьшенная копия Калигулы, роль которого Макдауэлл сыграет через восемь лет: жестокое озорство и кокетство, отрицание всяких нравственных норм, стремление безраздельно и по собственной прихоти править своим миром, будь он велик или мал - всё это как бы проверено и отточено ролью Алекса. Сцена в финале фильма, когда к совершившему попытку самоубийства Алексу приходит министр внутренних дел, проявляет талант Макдауэлла во всём блеске: нацепив улыбку-маску, представитель властей напоказ для прессы кормит "бедного мальчика" с ложки, а юный монстр, избавившийся от последствий химической промывки мозгов, охотно разевает рот, не скрывая хищной издёвки, не замечаемой самодовольным власть имущим - тому и невдомёк, что чудовище, которое он наивно счёл ручным, с такой же готовностью вонзит клыки в кормящую его руку при первой же возможности.

"Во всех окнах плясали быстрые голубоватые сполохи. Все смотрели telik".
Странное название книги объясняется тем, что на малазийском языке orang означает "человек" (вспомните рыжих малазийских обезьян: "оранг-утан" - это "лесной человек"), а значит, более точно название книги можно перевести как "Заводной человек" - которым должен стать Алекс в результате спецобработки.
Для Энтони Бёрджесса, как и для Стэнли Кубрика, главной темой "Заводного апельсина" была необходимость предоставления человеку свободы морального выбора, сознательного предпочтения добра или зла. Очевидно, что тема уличного насилия со временем становится только актуальнее, и в России в том числе; с годами меняется только мотивация агрессии подростковых компаний, дерутся "любера" с "неформалами", гопники одного района с гопниками другого, представители "коренной национальности" с "приезжими", но все они - как будто клоны шайки Алекса. Источники этой агрессии принято искать то в социальном неблагополучии, то в снижении общественной морали, то есть, в чём-то таком, с чем можно было бы вести борьбу и надеяться на победу. Но Бёрджесс не пытался подвести под агрессивность своего персонажа какие бы то ни было социальные основания, представить Алекса "продуктом среды" или "жертвой общества", тем более, не предлагал рецептов. Стэнли Кубрик, в свою очередь, убрал социальную проблематику из "Заводного апельсина" почти начисто. Родители Алекса в фильме выглядят не как измученные тяжёлым трудом фабричные рабочие, а скорее как мелкие мещане, пассивные обыватели, существующие в каком-то растительном режиме; и даже "леди-кошатница", погибшая от рук Алекса, здесь уже не полубезумная старуха, а экзальтированная дамочка, занимающаяся йогой. Но в этой среде даже более убедительно выглядит идея писателя: в своих интервью Бёрджесс говорил о том, что, по его мнению, существуют люди, от природы склонные к насилию. "Хорошие люди те, которым такими быть нравится, причем я никоим образом не лишаю их этого удовольствия, и точно так же насчет плохих, - рассуждает Алекс в книге. - У тех своя компания, у этих своя. Более того, когда человек плохой, это просто свойство его натуры, его личности - моей, твоей, его, каждого в своём odinotshestve, - а натуру эту сотворил Бог, или God, или кто угодно в великом акте радостного творения. ...Но то, что я делаю, я делаю потому, что мне нравится это делать". Однако Бёрджесс настаивал, что предпочёл бы мириться с высоким уровнем преступности и уличного насилия, нежели с правом государства искусственным путём превращать своих граждан в лишённых агрессии законопослушных людей, - и это более чем сознательное убеждение. Когда Энтони Бёрджесс служил в английских войсках во время Второй Мировой войны, его жену однажды жестоко избили четверо американских солдат - но всё же у Бёрджесса, в отличие от его коллеги и персонажа, писателя в "Заводном апельсине", хватило сил остаться верным своей нравственной позиции.
В наше время, когда вырабатыванием отрицательного условного рефлекса не лечат, кажется, даже и алкоголизм, правозащитный посыл "Заводного апельсина" уже почти не читается. Человечество за прошедшие 30 лет ушло от идеи насильственной перековки преступников с применением химических веществ, и при просмотре фильма приходится напоминать себе, что в 60-е годы ХХ века эта идея обсуждалась вполне всерьёз, а в психиатрических лечебницах по обе стороны океана она в ту пору и весьма активно применялась (см. "Пролетая над гнездом кукушки"). Может быть, именно книги и фильмы, подобные "Заводному апельсину" и "...Кукушке", как раз и воспитали многих людей в понимании абсолютной ценности свободной воли человека, пусть даже за неё приходится платить определённым образом. Гораздо большее впечатление теперь производит реакция тогдашней публики на фильм, которая отсюда, из 2005 года, напоминает бурю в стакане воды - пока не осознаешь внезапно, как сильно изменился кинематограф и его зритель всего лишь за три десятилетия.

"Horrorshow". *
В более поздних статьях о фильме постоянно звучит слово "хореографичность". Недаром Кубрик всегда считал, что "кино похоже - или должно быть похоже - скорее на музыку, нежели на повествование", - действительно, "Заводной апельсин" своей театральной условностью невольно напоминает некий мюзикл. Сходство усиливается еще и тем, что Алекс в одной из ключевых сцен и впрямь танцует, громя квартиру писателя и его жены и распевая популярнейшую песенку "Singing in the rain" из одноимённого мюзикла. (Это была попросту единственная песня, слова которой Макдауэлл смог вспомнить на съёмочной площадке в тот день, но, как многие случайные импровизации, этот штрих усугубляет атмосферу надругательства, совершаемого уже как бы не только над пойманной подростками женщиной.) Для актрисы, первоначально взятой на роль жены писателя, сцена изнасилования оказалось настолько тяжёлой, что она отказалась от роли, и пришлось искать ей замену. Но дело в том, что самого изнасилования в кадре не происходит - Алекс, продолжая громко петь, по частям срезает ножницами платье со своей жертвы да глумится над избитым писателем, которого удерживают на полу его дружки. Несмотря на достаточное количество драк и избиений, в фильме почти нет крови. Одним словом, ничего даже близко похожего на ту эстетику мерзостей крупным планом, которая процветала, скажем, в раннем постперестроечном кинематографе в России ("Меня зовут Арлекино", "Воры в законе" и пр.). Сейчас фильм выглядит настолько невинным, беззубым и неубедительным, что при первом просмотре даже не на шутку разочаровывает. Но в 1971 году обывателям хватило и этого. На Стэнли Кубрика обрушился поток писем от возмущённых граждан, а некоторые особо ретивые устраивали демонстрации протеста возле его дома. По словам жены режиссёра, приходили даже угрозы убить Кубрика. Религиозная общественность возмущалась статуэткой пляшущего Христа в комнате Алекса и тем, что изучение Библии в тюрьме не наставляет Алекса на путь истинный, а позволяет ему воображать себя римским солдатом, избивающим Христа по пути на Голгофу. "Заводной апельсин" получил несколько номинаций на "Оскар", в том числе и в категории "лучший фильм", но не выиграл ни в одной - потому что никто из кинозвёзд не согласился выйти на сцену и вручить статуэтку режиссёру за "этот фильм". Сам Кубрик говорил, что "искусство придаёт жизни другие формы, но оно не создаёт жизнь и не является её причиной", - но после выхода фильма возникли дикие слухи о бандах подростков, одетых и действующих в стиле шайки Алекса; на самом деле до этого, правда, не дошло, но всё же одна студентка была изнасилована человеком, напевавшим "Singing in the rain", - и этот случай, разумеется, лишь укрепил позиции ярых противников фильма. В конце концов, по решению киностудии Warner Brothers, фильм был снят с проката и, как завещал Кубрик, вновь вышел на экраны Великобритании только после смерти режиссёра в 1999 году.
Трудно себе представить, какой фильм мог бы сейчас вызвать такую реакцию. Последние шумные киноскандалы были вызваны религиозными разночтениями ("Последнее искушение Христа", например); по-видимому, покушения на неприкосновенность идеологии воспринимаются в наши дни намного острее, чем демонстрация "старого доброго ультра-насилия". Часто говорится, что кинематограф (и кинозритель, и человечество в целом, соответственно) становится всё более жестоким и циничным - или это мы просто избавляемся от ханжества и перестаём заметать под ковёр существующие проблемы? Кто-то предпочитает прятать голову в песок, как перепугавшаяся театрализованной жестокости "Заводного апельсина" публика в 1971 году и как многие современные ревнители нравственности, упрямо повторяя "не вижу зла, не слышу зла, не говорю зла". У кого-то хватает мужества последовать совету Г.К.Честертона: "Если дьявол внушает, что нечто слишком ужасно для глаза, - взгляните. Если он говорит, что нечто слишком страшно для слуха, - выслушайте. И если вам померещится, что некая истина невыносима, - вынесите её".
Кажется, второй путь предлагает гораздо большую свободу сознательного и ответственного выбора, нежели первый.


* - Слово, созвучное с русским "хорошо" и употребляемое в "Заводном апельсине" именно в этом значении. Дословный перевод, между тем - "шоу ужасов".

  • 1
Круууууть! Такой и должна быть статья об этом произведении. Именно такая. И тему возраста Алекса только вскользь затронули, чтобы будущих чиателей книги не разочаровывать, когда они дочитают первую ее часть!;))
Вот только не сказали, что в книге нет ни одного положительного героя, когда в фильме есть - Алекс все-таки... Потому что лицо Макдауэлла, каким бы оно безумным не было, не может внушить отвращения! Но это мое мнение.!:)
И еще, ваши посты не индексируются у меня в френд-ленте!:( Может, это все из-за вашего первого поста?

При всём гении Макдауэлла, Алекс никак не может быть положительным персонажем ни на одну секунду. Разве что в английской версии финала книги (американское издание заканчивается совсем даже не духовным прозрением, а окончательным осволочением мальчика). Его, конечно, жалко по-своему, но только "по-своему"...
Насчёт френд-ленты - понятия не имею, как оно всё работает. 8-/

Разобралась!!!
А теперь видно?..

А теперь видно!:))))
Интересно, первый раз вижу, чтобы романы выходили в разных версиях. Они б еще и японску учудили с бонус-треками!:)))
А сам Бёрджес больше к какой версии склоняется, интересно??

К американской. Но его английский издатель попросил, чтобы всё было не так мрачно. При этом, согласись, позитивный финал почему-то не кажется притянутым за уши.

Отличное название - меценат! Удачи.

А то слово "спонсор" невыносимо.
Но, правда, английский знать мне не помешало бы - сопоставить orange и orang мне и в голову не приходило.
Алекс - это не какой-то Тайлер (имхо).
А где полный вариант?

Re: Отличное название - меценат! Удачи.

Меценат и спонсор - это малость разные вещи, и вот как раз спонсоров бы "Меценату" побольше, а то в условиях я люблю тебя, "Жизнь" вдохновенные киноведы и музобозреватели ;) с голоду помрут.
Однако. Изъясняйтесь яснее, что ли - Вам таки ближе малолетний подонок, нежели взрослый идейный террорист? Или вы имели в виду сравнительную художественную ценность книг и фильмов? Первое было бы уж очень странно, а второе крайне спорно, учитывая позиции "Бойцовского клуба" в рейтингах лучших фильмов по опросам пользователей на www.IMDb.com . "БК" неизменно входит в 20-ку лучших, а учитывая то, что там еще три-четыре места в первой десятке всегда за "Властелином колец" и "Звёздными войнами", значит, поднимай выше. В рейтинге лучших фильмов последних 15-ти лет "БК" на третьем месте, после "Криминального чтива" на втором и "Побега из Шоушенка" на первом. Книга Паланика по диагностической точности человековедения приближается к "Пролетая над гнездом кукушки", он берёт бешеной актуальностью. У "Апельсина" больше слабых мест, особенно у фильма, но, может быть, это больше Литература, чем "БК", с точки зрения мастерства и профессиональных тонкостей. Одним словом, сравнивать две вершины в горном хребте - дело достаточно бессмысленное. Я и над нашими ребятами люблю приколоться, когда они по-фанатски вещают про самого-самого Короля на свете: равновеликих вершин несколько. Каждый сам решает, которая ему больше по душе, но измерять рулеткой соседнюю - пустое занятие.
А полный вариант - чего, статьи? Это он и есть. Редактор просил не больше 3-х страниц 12-м Таймсом (а тут 3,5, хе-хе), никакой, панимаишь, свободы творчества! ЛОЛ!

Re: Отличное название - меценат! Удачи.

"Меценат и спонсор - это малость разные вещи" - поэтому я и против замены слов теми, кто разницы в них не понимает.
О сравнительных достоинствах Алекса и Тайлера (как выписанных персонажей) поговорим лет через двадцать. "Апельсин" будут еще помнить, я думаю. Классика, панымаишь.
"Клуб" постепенно погубит ложное допущение, которое Вы же неоднократно отмечали.
"Настоящих буйных мало" - настоящие буйные вскоре добиваются уважения к себе на старом месте или на новом (в России, во всяком случае).
А стиль жизни на западе вот-вот непредсказуемо изменится, как это было не раз через почти равные промежутки времени. Права меньшинств (например) отойдут в область само собой разумеющихся и не нуждающихся в ежеминутной защите, а "бешеной актуальностью" будет пользоваться что-то другое.
Ссылка на ребят не работает.
Полного "Апельсина" я не читал, только в "Юности", но теперь найду где-нибудь.

Re: Отличное название - меценат! Удачи.

Ложное допущение есть и в "Апельсине" - относительно врождённой и неисправимой злобности некоторых людей. У Бёрджесса позиция правозащитника, но не педагога; в этом смысле Стругацкие гораздо дальновиднее и мудрее, см. "Град обречённый". А вот публикой помнится "Апельсин" уже с трудом, кстати - проверяла... Да, и выкиньте срочно "Юность" - гадость невозможная. Ищите другой перевод.
Такие вещи, как выписанность персонажа - это материи для критиков, читателей сильнее цепляют идеи. Паланик создал афоризмы, а это твари очень живучие; к тому же у него есть не очень приятная для малодушных людей способность выцеплять такие мотивации человека, в которых тот сам себе стыдится признаться (это в "Удушье" больше), он в этом смысле напоминает Мисиму. Правда, тот еще садистичнее, как спрут Спиридон. ;)
Вот с точки зрения кинематографа всё еще забавнее. В "Криминальном чтиве" всяческих глубин нет вовсе, но время его явно не сожрёт. Да еще и экранизация Кинга как лучший фильм конца 20-го века - выходит, что Кинг круче Паланика и Бёрджесса вместе взятых?.. В кино еще работает эстетика, режиссура и актёрская игра. Вы когда-нибудь сравнивали старую чёрно-белую экранизацию сказки Е.Шварца и фильм Марка Захарова "Обыкновенное чудо"? Старую версию "Двух капитанов" и сериал начала 80-х? Первую экранизацию "Цыгана" А.Калинина и вторую? А ведь литературная основа одна и та же.

Ссылку я убрала, почему-то тэг не захотел работать. 8-/ www.mjworld.ru там было.

Меценат и спонсор - это малость разные вещи, и вот как раз спонсоров бы "Меценату" побольше, а то в условиях я люблю тебя, "Жизнь" вдохновенные киноведы и музобозреватели ;) с голоду помрут.

Зачот!
Как интересно, что дискуссия опять вытекла на сравнение "Апельсина" с "Клубом"... Прямо-таки и мы с вами так начинали!:))) Помните, про Шокирующую Фишку с возрастом?:))

дискуссия опять вытекла на сравнение "Апельсина" с "Клубом"...
Ну это как-то всё равно напоминает сравнение дельфинов с чайками, по-моему. :)

Юность у меня в самодельных переплетах - когда все уже устали верить, что все не ограничится дебильной перестройкой с разрушением виноградников, теплиц и т. п. Выкидывать жалко.
Признаться я могу в чем угодно: то ли я не нормален, то ли самый нормальный, но лучшим способом избавления от скелетов в шкафу я считаю вывешивание их на виду.

"Ложное допущение есть и в "Апельсине" - относительно врождённой и неисправимой злобности некоторых людей".
Надеюсь, что Вы правы, иначе надо или скатываться к газенвагенам, или на все забить.

Да Стругацких надо читать побольше (вот я зануда, ЛОЛ, ну, что с Девы взять). Кстати, сорри, несколькими постами выше ошибка - не "Град обречённый" в данном случае, а "Отягощённые злом", образ великого педагога Г.А.
А насчёт "газенваген или на всё забить" - это диалог Антона и местного мудреца в "Трудно быть богом". "Тогда оставь нас, Господи, и дай нам идти своей дорогой. - Сердце моё разрывается от боли. Я не могу этого сделать".

А я всего лишь отметил в Вашем тексте, что Вы не свалились ни в академический тон, ни в восторженное сюсюкание.
Это редко кому удается - вот и Вы во многих своих постах излишне эмоциональны, что отвлекает от сути, которую Вы же хотите донести.

Ну уж, знаете!.. Богатство эмоций есть эволюционное завоевание человечества как вида и особая гордость женщин как пола, так что это, того - руки прочь, короче...
ЛОЛ!!!

(спешно убирая руки за спину) Догадываюсь, что следующий креатив будет про мужскую логику.
К эмоциональным женщинам нас тянет, как мотыльков, и порывы одной и той же дамы вызывают то счастье, то безысходное отчаяние.

...то наплыв поэтических штампов. ;)

Я в своё время была просто в восторге от произведения Э.Берджесса...Сейчас уже, правда, читаю более прогрессивных писателей...Хотя и этот мне до сих пор нравится.

Более прогрессивных - "огласите весь список, пжалста!" 8))) Просто интересно.

"В наше время, когда вырабатыванием отрицательного условного рефлекса не лечат, кажется, даже и алкоголизм...".
Был у меня (вернее моего бывшего) один знакомый персонаж по прозванию Роджер. Они с бывшим жили в одном подъезде и в детстве и отрочестве были в одной веселой компании. Золотой мальчик Женя до 28 лет был весьма примерным, выступал с концертами (пианино) лет с 8, и т.п. Хорошее образование, дизайнером работал. Но к 28 годам ему стало скучно и тут и пошло в ход все вплоть до героина. Ну, а когда все ресурсы и движимое имущество в квартире закончилось, приходилось водкой перебиваться. Вообщем, переодически этот Роджер в пьяном виде частенько бил свою очень интеллигентную бабущку, вымогая пенсию, да так, что вопли с их 6-того этажа было слышно на нашем 9-том. Мой муж слушать этого не мог и ходил наводить порядок, запугивая Роджера физическим насилием. В конце концов он уговорил Роджера "зашиться" от алкоголизма, согласившись это оплатить. Вообщем, муж мой присутствовал при процедуре "зашивания". Рассказываю с его слов, про сам принцип (который держится в тайне, т.к. в этом вся фишка). Пациенту вводят специальное вещество, объясняя, что теперь, если он возьмет в рот спиртное, то физически очень быстро помрет на месте. Чтобы ему было понятнее, ему дают попробовать. После того, как пациент в присутствии того, кто ему вещество ввел, пьет алкоголь, и после этого не может дышать. Т.е. он и вправду на немножко умирает. Зрелище задыхающегося человека не для слабонервных... После чего ему сразу вводят другое вещество, нейтрализующее предыдущее, и пациент возвращается в этот мир, впечатленный как следует. Ну, а заинтересованным лицам (моему мужу в данном случае) объясняют, что действие первого вещества уже не повториться, если выпить спиртное и вся фишка в том, что пациент об этом не знает.

А, так вот почему эта методика так быстро сдохла. Чистое вуду. А русский человек любопытный же - авось, пронесёт.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account